1. Введение

Автор не претендует на академичность и исчерпывающую полноту данного материала — его следует рассматривать скорее как вспомогательную заметку для прочих материалов автора (также, впрочем, пока не слишком академичных), в частности, «Соционика, белая этика и  феномен Цахеса», «Концепция „Амфитеатр“».

Впрочем, данная заметка, по мнению автора, имеет и самостоятельную ценность — и поэтому может рассматриваться также и вне контекста прочих материалов.

Для усвоения нижеизложенного материала необходимо обладание некоторым абстрактным мышлением, иначе он может быть не вполне верно воспринят.

 

2. Обобщение

Характер встречающихся у этиков сложностей с обобщениями вкратце можно обрисовать с помощью всем известного фразеологизма c деревьями и лесом — так, этикам сложно мыслить обобщающими категориями «дерево (дерево вообще)», «лес», «лиственные», «хвойные», «береза», «ель», — этики каждое дерево в лесу рассматривают по отдельности — как абсолютно уникальный объект.

Также вкратце сложности с обобщениями обрисовать можно с помощью фрагмента из скетча «Уральских пельменей» (на 04:40):

— Я вон уже и на дверях показывал — во, видал? Бесполезно.
— Так не поймет, не такая же дверь.
— Подожди, одинаковые двери совершенно, ты чё?
— Ну эта дверь синяя, эта красная. В этой голове это разные двери.

Фрагмент из скетча демонстрирует, что сидящей в машине девушке сложно мыслить обобщающей категорией «дверь» (если угодно, «передняя левая дверь») — если дверь имеет иной цвет, то, в ее представлении, она становится уже совершенно другой — и подход к ней, соответственно, должен быть тоже уже совершенно другим.

Соответственно, там, где логик видит перед собой всего несколько шаблонов, перед этиком простирается бескрайнее разнообразие частных случаев и отдельных деталей, причем никак между собой не связанных, — и в этом бескрайнем разнообразии, конечно, очень легко увязнуть и утонуть.

К слову, по мнению автора, этическое мышление можно охарактеризовать как потенциально индуктивное (т. е. имеется потенциальная возможность мышления «от частного к общему»). «Потенциально» — потому что оно могло бы быть индуктивным, если бы этики могли бы выстраивать общую картину, исходя из частностей. Однако, к сожалению, этик, ощупав в лесу абсолютно каждое дерево, в итоге, скорее всего, с недоумением задастся вопросом: «И где же тут лес? Я всё еще его не вижу».

Поэтому при общении с этиками нужно быть готовым к тому, что апеллировать к лесам, дверям, вообще каким-либо обобщающим категориям, никакой возможности не будет — для выстраивания аргументации нужно будет искать другие пути.

2.1. Проявление на практике

К примеру, из-за сложностей с обобщениями этики однотипные задачи, то есть по сути одну и ту же задачу, считают задачами разными, а в рабочих условиях это приводит к тому, что они и себе, и другим, создают лишнюю работу.

 

3. Абстрагирование

Этикам сложно мыслить абстрактно, поэтому для этиков, по-видимому, существует только то, с чем они непосредственно взаимодействуют в своей повседневной жизни — буквально только то, что можно лично увидеть, лично пощупать, с чем (с кем) можно иметь личное дело.

А поскольку подобных объектов много быть не может, получается так, что этик оказывается помещенным в некую своего рода небольшую «Эго-сферу», в которой он и обитает, не выходя за ее пределы.

(Размер этой сферы варьируется в зависимости от различных факторов, в число которых входят квадры. Так, согласно наблюдениям автора, «Эго-сфера» дельтийских этиков по размеру самая небольшая — несмотря на то, что они интуиты.)

С помощью же абстрактного мышления можно иметь дела с понятиями, с которыми нельзя взаимодействовать напрямую, непосредственно, которые нельзя увидеть и пощупать, — и за счет этого осуществляется выход за пределы подобной «Эго-сферы».

К примеру, такие понятия, как «Новгородская область», «Сибирский федеральный округ» — это абстракции, которые нельзя увидеть и пощупать, с которыми нельзя иметь дело напрямую, непосредственно.

Федеральное железнодорожное\автодорожное движение, образование, здравоохранение, армия и флот — это тоже абстракции, которые нельзя увидеть и с которыми нельзя иметь дело напрямую (можно соприкоснуться только с микроскопическим краешком).

Также существует такое понятие, как «государственное мышление» — и автор полагает, что государственное мышление может быть только у тех людей, которые обладают достаточно развитым абстрактным мышлением, потому что государство — это по сути тоже многосоставная абстракция.

3.1. Проявление на практике

Этики, сталкиваясь с абстракциями, как бы оказываются подвешенными в воздухе, теряют опору под ногами, и поэтому стараются вернуться на твердую почву, переводя абстракции на более понятный уровень «Я», «Мои личные интересы», «Мое личное окружение», «Мои знакомые», «Cлучаи, с которыми сталкивался лично я», и т. д., другими словами, стараются вернуться в упоминавшуюся в п. 3. «Эго-сферу».

Заговорить с этиком о какой-либо абстракции, допустим, о Новгородской области, — это примерно то же самое, что попытаться поместить всю Новгородскую область в небольшую по объему сферу — она туда просто не поместится, для этого не хватит ее объема. Если же всё же, образно говоря, попытаться втиснуть в сферу хотя бы краешек этой абстрации, она будет как бы вытолкнута этиком обратно наружу.

В качестве конкретного примера можно привести пример из темы на Социофоруме «Джечка хочет избавиться от Донки»:

Тема беседы «На каких человеческих слабостях играют мошенники?» Идет обсуждение того, что мошенники используют желание очень многих людей до халявы. С прямыми доказательствами и примерами, что именно жажда халявы, сделала конкретных людей жертвой мошенника.
Встревает Донка с возмущенным ором. И нет бы привела аргументы, что типа мол, есть другие причины — почему человек стал жертвой, пояснила бы какие, обосновала. Но нет, она орет, что какого х рена ты наезжаешь на халявщиков, халява это круто, ты сама хочешь халявы, ее все хотят, вон сколько народу играет и выигрывает в лотерею.

У девушки, которую протипировали в ИЛЭ (очевидно, под влиянием феномена Цахеса), сложности с абстрактным мышлением, поскольку ей сложно обсуждать халяву абстрактно, «вообще» — происходит «подвешивание в воздухе», потеря опоры под ногами, и она переводит абстрактный разговор в «Эго-сферу» — на находящуюся рядом собеседницу, на ее личные устремления, и, кроме того, абстрактные рассуждения, которые, скорее всего, не должны задевать ее лично, квалифицируются как «наезд».

Также в связи с этим было бы полезно упомянуть высказывание г-жи Глацких:

Соционика: обобщение и абстрагирование

Г-жу Глацких автор не типировал, однако здесь хочется отметить, что ей был продемонстрирован характерный для этиков переход от «далекой и непонятной» абстракции — «Государство» — к более близким и понятным родителям, находящихся непосредственно рядом, в пределах «Эго-сферы».

Здесь стоило бы отметить, что этический подход к решению вопросов может быть уместен не во всех случаях.

3.1.1. Призрачность абстракций для этиков

Также можно сказать, что для этиков абстракции призрачны — они ими не замечаются, как в повседневной жизни не замечается прозрачный воздух. Поэтому, собственно говоря, этики не работают на уровне абстракций — они работают на уровне конкретных людей, например, на уровне нужных знакомств с ключевыми людьми, и т. д.

Соответственно, среди этиков, к сожалению, бытует распространенное заблуждение, что для решения какой-либо проблемы, существующей на уровне абстракций, достаточно только «выйти на нужного человека» \ «найти нужного человека» и «решить вопрос лично с ним» — и в этой связи порой возникают весьма непростые, малоприятные и курьезные ситуации (в рамках данного материала они рассматриваться не будут).

Также при общении с этиками нужно быть готовым к тому, что, как только разговор выйдет за пределы жанра «выяснение межличностных отношений» и вообще за пределы рамок «тет-а-тет», один на один, человек перестанет ориентироваться в его ходе, и, соответственно, совместно обсудить какую-либо задачу или проблему не представится возможным — можно будет разве что пообсуждать друг друга.

 

4. О связи с концепцией «Амфитеатр»

По мнению автора, уровень обобщения и абстрагирования снижается по направлению от Альфы к Дельте — как у логиков, так и у этиков. При этом у альфийских логиков он в Соционе максимальный, а у дельтийских этиков — минимальный (стоит повториться — несмотря на то, что они являются интуитами).

Чем уровень обобщения и абстрагирования выше, тем больше взгляд на ситуацию (например, на лес и ситуацию в лесу) походит на взгляд с высоты птичьего полета — для логиков в концепции «Амфитеатр» это смоделировано посредством восходящих ступенек.

Если говорить о дельтийских этиках, то при общении с ними нужно учитывать, что их мышление сверхдетализировано — им сложно мыслить не только категорией леса в целом, но и даже категориями отдельных деревьев — можно сказать, что этики Дельты стоят вплотную к какому-либо отдельному дереву и в деталях рассматривают структуру его коры, поэтому рассматриваемое дерево как таковое в целом — c ветвями, листьями и формой кроны — оказывается за пределами поля зрения.

В целом у автора создается впечатление, что этикам редко удается видеть ситуацию в лесу, находящуюся уже дальше расстояния вытянутой руки (разумеется, при этом они обладают своими сильными, недоступными логикам и конкретно автору, сторонами).

(Это, естественно, упрощение, и здесь не всё так просто — на уровень обобщения и абстрагирования, по-видимому, влияют и другие факторы, помимо ТИМных.)

Резюмируя данный пункт статьи, хочется выразить надежду, что параллели с концепцией «Амфитеатр» здесь видны.

4.1. Альтернативная реальность

Из-за нехватки информации об окружающей ситуации этикам приходится подверстывать реальную обстановку в лесу под свои представления и желания — и это приводит к формированию своего рода альтернативной реальности, своего рода Зазеркалья.

Это примерно то же самое, как если бы человек, стоящий в луче света прожектора, подключал бы свое воображение, чтобы нарисовать для себя окружающую ситуацию за пределами освещенной прожектором области.

 

5. Соционическая картина

Там, где логик с высоты птичьего полета видит общую картину и существующие тенденции на уровне этой общей картины, этик в лучшем случае видит множество отдельных, не связанных между собой, деталей этой картины, а в худшем — не замечает даже и их.

Можно сказать, что с высоты птичьего полета для логика видна основная деятельность обитателей леса, а также основные маршруты их передвижения.

Поэтому, когда некий наблюдатель с высоты птичьего полета видит тенденцию на уровне «на закате многие жители леса идут от места своей дислокации в квадрат 5Д, а затем берут направление к оврагу» (соответствующие маршруты можно для иллюстрации нарисовать на карте) и сообщает ее обитателям леса, те оказываются в полном недоумении:

— один из них на это справедливо заметит: «Ничего подобного, на закате я всегда стою на месте и собираю дрова для костра»;
— другой не сопоставит свое передвижение с квадратом 5Д, потому что разлиновка по квадратам (как, например, в «Морском бое») — это абстракция, которая имеет смысл только при рассмотрении всего леса в целом;
— третий, хотя и каждый вечер на закате берет направление именно к оврагу, о существовании оврага совершенно не подозревает, поэтому также заметит, что это не имеет ни малейшей связи с реальностью;
— четвертый, может быть, и согласится с тем, что идет по озвученному пути, но при этом отметит, что такое происходит только по понедельникам, а следовательно, из этого факта нельзя делать столь далеко идущие выводы;
— пятый также, возможно, согласится с тем, что ежедневно проделывает на закате именно такой путь, однако не согласится с тем, что его проделывает и кто-то другой, поскольку лично ему на данном маршруте другие люди не встречались, а значит, это «общелесной» тенденцией считаться не может, и т. д.

(Собственно говоря, здесь нужно отметить, что для многих жителей леса понятие «лес» — это уже само по себе нечто совершенно далекое, отвлеченное и абстрактное: многие жители леса мыслят скорее категориями знакомых обхоженных тропинок, приметных узнаваемых деревьев, заветных грибных мест, и т. п.)

В итоге обитатели леса докажут наблюдателю абсолютную несостоятельность его наблюдений и выводов, после чего он будет выглядеть в их глазах достаточно бледно.

Аналогичным образом, если наблюдатель увидит тенденцию, например: «Четверть жителей леса содержит свои участки в чистоте потому, что периодически выносят древесные опилки со своего участка на участки чужие» и о ней сообщит, а также попробует часть опилок вернуть на прежнее место, она аналогичным образом у обитателей леса понимания не встретит — и более того, в их глазах наблюдатель еще и будет выглядеть Главным и Злостным рассыпателем опилок по чужим участкам.

В целом при общении с этиками нужно быть готовым к тому, что слова и действия на «общелесном» уровне могут быть либо не восприняты вовсе, либо восприняты не вполне корректно.

Как надеется автор, в данном пункте статьи ему удалось обрисовать характер основного когнитивного барьера, появлявшегося при обсуждении материалов, связанных с феноменом Цахеса, а также концепцией «Амфитеатр».

 

6. Некорректные обобщения

Обобщения делать могут и логики, и этики, однако не все из них могут быть верными.

6.1. Shameless self promo

Вместе с тем, что касается различного рода обобщающих категорий, касающихся типов личности (и в частности касающихся соционики), то здесь может быть весьма уместен блок Эго альфийских логиков: БЛ позволяет обобщать, а ЧИ позволяет учитывать индивидуальные различия в конкретных людях — и, соответственно, учитывать условность обобщений и избегать их абсолютизирования.

 

7. Дополнительные материалы

Соционика, белая этика и феномен Цахеса

Объяснение различия в мышлении этиков и логиков с помощью концепции «Амфитеатр» (взгляд с т. зр. логика Альфы)

8. Заключение

Как надеется автор, данный материал поможет соционикам лучше понять различие в мышлении и мировоззрении этиков и логиков.

Также автор надеется, что ему удалось обрисовать характер основного когнитивного барьера, возникавшего при обсуждении материалов, посвященных феномену Цахеса, а также концепции «Амфитеатр».